Прямой эфир

Кущ: Сейчас с газом ситуация даже хуже, чем она была в 90-е годы

Размещено: 19.11.2021
Газ. Фото: Из открытых источников
Раньше были периоды, когда запасов газа в хранилищах было меньше, чем сейчас. Но тогда не было таких сверхвысоких цен на европейских газовых хабах и объем транзита был выше, чем сейчас.
 
В 2016 г. у нас в ПХГ было 14 млрд кубов газа на начало отопительного сезона, но транзит был больше 80 млрд кубов - в два раза больше, чем сейчас.
 
Тема транзита очень важна, потому что это возможность физически отбирать газ из трубы, закрывая его виртуальным реверсом на западных границах. Россия, судя по всему, закроет год строго с указанными объемами транзита - 40 млрд кубов.
 
И Зеленский после своего новогоднего выступления сразу должен ехать и молиться в киевские пещеры, чтобы через территорию Украины прокачивался газ и в 2022 г. хотя бы в законтрактованных объемах.
 
Для среднесуточной потребности в газе около 50 млн кубометров нужно отбирать из трубы и закрывать виртуальным реверсом.
 
Без транзита давления в трубе не хватит, чтобы доставить газ с Запада, от ПХГ, на Восток.
 
А тут еще и на газ для производства электроэнергии переходят ТЭЦ и ТЭС, и все ставки сделаны на атомную генерацию.
 
Мы входим в этот сезон на исторически критически низких запасах угля. У нас уже больше 20 энергоблоков ТЭС и ТЭЦ в общей энергосистеме не работают.
 
Есть энергобаланс страны, и дефицит одного ресурса приводит к перерасходу другого. Если у нас дефицит угля, будет перерасход газа.
 
И Зеленский должен молиться не только за транзит газа, но и всей стране нужно молиться, чтобы ничего не произошло с атомной энергетикой. Она будет работать в режиме технологического перенапряжения.
 
Еще никогда мы не запускали почти все реакторы на атомных электростанциях. А эти реакторы, мягко говоря, не новые. Мы помним аварийные отключения, и есть принцип "где тонко, там и рвется".
 
Будет очень хорошо, если все ограничится только технологическими остановками, а не чем-то более серьезным".
 
Есть периоды, когда каких-то энергоресурсов не хватает: угля или газа. Дефициты в прогнозном энергобалансе покрываются за счет альтернативных источников энергии.
Например, в декабре столкнулись с дефицитом угля - переключились на газ, в феврале столкнулись с дефицитом газа - переключились на атомку. И если в результате атомка не выдерживает, происходит дефицит, который нельзя перекрыть: система распадается.
 
Так что веерные отключения – еще детский лепет. Самое страшное – энергетический блэкаут, распад системы на сегменты.
 
При блэкауте вся система распадается на острова, в центре каждого из которых еще работающая какая-то станция – атомная или тепловая. Но единая система не может функционировать, потому что в ней не хватает генерации. Из блэкаута намного тяжелее выйти, чем в него войти.
 
Нужно как с автомобилем, чтобы с толкача кто-то завел систему: подключиться к другой настолько мощной системе, чтобы она нас подтолкнула. К европейской мы подключиться не можем. Можем только к российско-белорусской, она объединенная. И вопрос в том, подключат они или нет. Беларусь сама столкнулась с дефицитом электроэнергии, она будет импортировать из России и нам ничего продавать пока не будут.
 
Если подытожить, то есть риск системного блэкаута.
 
Но, скорее всего, если остались хоть какие-то извилины, власть этого не допустит. Ведь даже при нынешнем дефиците этого можно не допустить.
 
Думаю, возможны отдельные эксцессы и нужно напрячься городам на востоке страны, только без паники. Ведь допустить катастрофический распад системы – это будет преступлением.
 
Но риски этого сейчас высоки, как никогда раньше. Сейчас ситуация даже хуже, чем она была в 90-е годы, при неплатежах и бартерах.
 
Алексей Кущ

Источник: Facebook

Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.