Прямой эфир

Адвокат: В деле Медведчука никаким соблюдением норм Конституции, закона, УПК и не пахнет. Власть поступает так, как ей хочется

Размещено: 02.09.2021
Виктор Медведчук. Фото: newsoneua.tv

Выступление адвоката Дмитрия Лойфмана во время судебного заседания по делу Виктора Медведчука

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что мера пресечения может быть продлена на 60 дней, то есть на два месяца. Сегодня у нас какое число? 2 сентября, а он вам говорит, что на 2 месяца это до 7 ноября. Каким образом прокурор так посчитал? Они уже заврались окончательно и нет никакой разницы уже, какую дату называть.

В большей части своего выступления прокурор ссылается на постановление, которое не является частью материального дела, а вот же все, что было им сказано, согласно УПК, он должен доказать обстоятельства о наличии и т.д. А поскольку он в своем выступления ссылается на несуществующие материалы дела, то я считаю, что он ничего не доказал. И даже свою функцию в выполнении своего долга. Поэтому позиция прокурора никоим образом не доказывает те обстоятельства, которые он изложил в своем ходатайстве. И мне интересно вообще, как он описывает риск, который, во-первых, дважды уже судами о продлении меры пресечения подтверждает, что его не существует, а он сейчас говорит, что это риск, что Виктор Владимирович будет совершать действия на уничтожение каких-то материалов. Уважаемый суд, ну как это так? Это же бред.

Конституция Украины в статье 19 устанавливает, что правовой порядок в Украине основывается на началах, согласно которым никто не может быть принужден делать то, что не предоставлено законодательством... Уважаемый суд, по моему глубокому убеждению, к Виктору Владимировичу сейчас применяется ненадлежащая правовая процедура и, вопреки закону, его пытаются привлечь к ответственности путем фальсификации дела. Заведомо невиновное лицо!

Так, статья 113 Уголовно-процессуального кодекса Украины устанавливает, что процессуальный срок – это установленные законом или подходящие к нему прокурором, следственным судьей или судом промежутки времени, в пределах которых участники уголовного судопроизводства обязаны или имеют право принимать процессуальные решения и совершать процессуальные действия. Любые процессуальные действия или совокупность действий во время уголовного производства должны быть выполнены без задержки и в любом случае не позднее предельного срока, определенного соответствующим положением этого кодекса. В соответствии с частью 3 статьи 197 Уголовно-процессуального кодекса Украины, которая регламентирует срок содержания под стражей, а у нас домашний арест, но УПК предусматривает продление домашнего ареста по правилам продления содержания под стражей. Следовательно, другой статьи, которой можно руководствоваться при решении этого вопроса, просто нет. Поэтому срок содержания под стражей может быть продлен следственным судьей только в пределах срока досудебного расследования, в порядке, предусмотренном настоящим кодексом.

Уважаемый суд, Виктор Владимирович об этом же говорил в своем выступлении, но я хотел бы более четко обратить ваше внимание на это. О том, почему в таком пожарном порядке было объявлено о завершении досудебного расследования 20 августа, какие были процессуальные основания для этого? Сроки досудебного расследования не заканчивались, они были продолжены следственным судьей до ноября этого года. Логика уголовно-процессуального кодекса в этом вопросе очень жесткая, и только в пределах досудебного расследования. Если прокурорам было интересно следовать закону, то они обязаны проделать так, как в законе, а потом уже продолжить решать вопросы, а потом объявлять об окончании. А статья 314, в свою очередь, как раз и подтверждает эту логику, что на подготовительном судебном расследовании не продлевается мера пресечения, а лишь избирается новая. Избрать  может суд. Это свидетельствует и подтверждает тот факт, что невозможно решать вопрос продления меры пресечения. 

А почему же так случилось? А это произошло лишь потому, что нашей генеральной прокурорше надо было видосик выложить в ютуб именно 20-го числа, и плевать, что там в УПК написано. Потом прогибаются все прокуроры, все подчиненные, вас прогибают, подают незаконное ходатайство и заставляют продолжать применить ненадлежащую правовую процедуру к народному депутату Украины.

Это все, мною сказанное, подтверждается, если взять иные случаи, когда они при таких обстоятельствах отказывали в решении вопроса меры пресечения. Почему Виктор Владимирович обратил внимание именно на это от 8.07 2020 года? Потому что именно этим определением решалось именно Печерским судом аналогичное ходатайство прокурора, именно в отношении народного депутата. В Едином реестре судебных решений фамилии нет, там лицо одно, но из этого решения мы можем видеть, что это 5-й президент Украины. Итак, одни и те же статьи Уголовно-процессуального кодекса к лицам, имеющим одинаковый статус "народный депутат Украины", один и тот же суд применяет по-разному. Что это? Это избирательность правосудия, больше ничего.

В принципе, на этом можно было бы закончить выступление, потому что нет никаких оснований рассматривать это ходатайство. Но я продолжу и перейду к сути. Уважаемый суд, прокурор в своем выступлении по этому поводу сослался на какие-то статьи, занимался манипуляцией, но Уголовно-процессуальный кодекс использует два понятия: завершение досудебного следствия и окончание. Завершение досудебного следствия - это стадия выполнения статьи 290, а окончание - это стадия направления обвинительного акта в суд. Так вот, если открыть статью 199, которая регламентирует порядок продления меры пресечения и отмечает, что ходатайство прокурора он должен доказать, что существуют обстоятельства, которые препятствуют завершению досудебного расследования. Завершению, не окончанию, а завершению, что еще раз подтверждает эту логику, которая есть в Уголовно-процессуальном кодексе и высказана мной, она также этим подтверждается. Если досудебное следствие завершено, то прокурор не может ссылаться на эту 199-ю статью.

В дальнейшем перейду к своей части обоснованности подозрения. Начиная с того, каким образом начинается досудебное расследование. Досудебное расследование начинается с внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований. И даже на этой стадии, уважаемый суд, у меня есть все основания вновь обращаться к статье 19 Конституции Украины, которая устанавливает, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины. Однако сторона обвинения, следователи, прокуроры, при внесении сведений в Единый реестр досудебного расследования, проведения досудебного расследования не действовали лишь на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законом Украины. А часть 1 со значком 2 статьи 482 Уголовно-процессуального кодекса Украины устанавливает, что сведения, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения народным депутатом Украины, вносятся в Единый реестр досудебных расследований генеральным прокурором или лицом, исполняющим обязанности генерального прокурора. Больше никакие лица, даже заместитель генерального прокурора, не имеют права начинать досудебное расследование в отношении народного депутата Украины.

Однако, как мы видим из номера нашего уголовного производства, который начинается с цифры 2, цифра 2 соответствует Службе безопасности Украины. Итак, уважаемый суд, даже номер уголовного производства ярко свидетельствует о том, что досудебное расследование в отношении Виктора Владимировича, а также народного депутата Тараса Козака начало неуполномоченное лицо, а именно сотрудник Службы безопасности Украины. О чем это говорит? Учитывая, что не уполномоченное лицо начало досудебное расследование, то автоматически все доказательства, которые были собраны в рамках досудебного расследования, заведомо являются недопустимыми доказательствами, и ни одного шанса в судах, в любых высших судах, в Европейском суде, доказать обратное у стороны обвинения нет. В подтверждение того, что СБУ не имела полномочий сейчас прокуроры просто будут рассказывать, что они по факту выносили. Я прошу обратить ваше внимание, что в материалах уголовного производства есть имеющиеся материалы. Материалы вносились в ЕРДР на основании действий сотрудника СБУ Дмитрия Янковского, в котором говорится о якобы уголовном правонарушении, совершенном отдельными гражданами Украины. Однако также в материалах дела есть обращение гражданина Чижмаря, который в присутствии стороны защиты был допрошен в досудебном расследовании, что действительно подал обращение, в котором указал, что, по его мнению, народные депутаты Украины Медведчук и Козак совершили те уголовные правонарушения, которые сейчас инкриминируются и Виктору Владимировичу. Если сравнить это обращение гражданина Чижмаря, а также рапорт Дмитрия Янковского, то можно увидеть что целыми абзацами друг друга дублируют. СБУ, осознавая, что у них есть материалы, которые могут свидетельствовать о совершении преступления народными депутатами, вместо того чтобы делать то, что предусмотрено законом, а именно направить материалы генеральному прокурору и чтобы именно генеральный прокурор решил вопрос, вносить ли эти сведения в ЕРДР, начинать ли досудебное расследование, сотрудники СБУ решили, что они являются генеральными прокурорами. А сам факт замены фразы "народные депутаты Украины Медведчук и Козак" на "отдельные граждане Украины" подтверждает факт того, что сотрудникам СБУ было известно, что их действия являются незаконными. Именно для этого в рапорте "народные депутаты" с фамилиями были изменены на "отдельные граждане Украины", чтобы придать вид законности в досудебном расследовании. 

Следовательно, досудебное расследование начато с явными и грубыми нарушениями Конституции Украины, Уголовно-процессуального кодекса Украины, то есть незаконное внесении сведений в ЕРДР, безусловно, влечет за собой незаконность дальнейшего досудебного расследования. А значит все совершенные следственные и процессуальные действия являются незаконными, а собранные доказательства недопустимыми. Я понимаю, уважаемый суд, что сейчас не та стадия чтобы решать вопрос о допустимости доказательств, но объективно рассуждая обо всех этих обстоятельствах, можно сделать вывод что это дело в судах не имеет никакой перспективы. А потому идти на прихоти прокурора и лишать народного депутата в очередной раз на 2 месяца свободы – это, я считаю, существенное нарушение закона.

Кроме того, что касается положения о ЕРДР и сведений, которые в него внесены... В сообщении о подозрении говорится о эпизод, который инкриминировали Виктору Владимировичу. В ЕРДР его нет. То есть фактически у нас инкриминировано человеку подозрение в том, что даже не внесено в ЕРДР. У нас в подозрении отмечается о каком-то секретном эпизоде, что вроде передача какой-то секретной информации и так далее. В материалах ходатайства ни разу с момента избрания меры пресечения, на это было обращено внимание еще судьей при избрании меры пресечения, что прокурором не предоставлено о существовании этого эпизода – ни одного документа. Уважаемый суд, до сих пор ни одного документа прокурор нам даже не предоставил, которые бы подтверждали о существовании хотя бы одного листа какого-то документа, который может подтверждать о существовании этого эпизода.

По подследственности... От начала досудебного расследования в уголовном производстве осуществляли следователи СБУ. Они продолжили собирать так называемые доказательства даже после внесения в ЕРДР сведения по Медведчука Виктора Владимировича, несмотря на определение прокурора и имеющуюся постановление в материалах прокурора, который здесь присутствует, который определил подследственность в этом уголовном производстве и обязал своим постановлением следователей главного управления СБУ передать материалы производства следователем ГБР. Однако несмотря на жесткие требования закона, несмотря на постановление прокурора, каким-то странным образом следователи СБУ и до сих пор продолжают осуществление досудебного расследования в этом уголовном производстве. Уважаемый суд, это элементарные понятии, которые даже студентам юридического института будут понятны, что такого не может быть. Руководитель ГБР не является руководителем для следователей СБУ, он не имеет никаких полномочий включать их к себе в группу.

Уважаемый суд, о какой допустимости доказательств можно говорить, если они получены с такими нарушениями Уголовно-процессуального закона. Это очередной раз подтверждает, что уголовное преследование Виктора Владимировича происходит не с целью, предусмотренной УПК, а именно по политическим мотивам. Потому что я привел очень много ярких примеров того, как сторона обвинения вызывающе относится к требованиям УПК, чихать они хотели на то, что написано в УПК и в Конституции, не говоря уже о Конвенции прав человека. Они совершают действия по своему усмотрению, так как им удобно, так как они считают политически целесообразно их совершать. Никаким соблюдением КПК здесь и не пахнет.

Уважаемый суд, прокурор мотивировал, что ему надо продолжить в прошлый раз меру пресечения именно потому, что недопрошенные свидетели. По моим ходатайствам вот 15 свидетелей, вот 15 жалоб, которые находятся в производстве суда. Это свидетельствует о том, что прокуроры каждый раз манипулируют и интерпретируют имеющиеся у них материалы так как им выгодно. Что еще раз подчеркивает факт того, что ничего общего с УПК это досудебное расследование не имеет, а поступают так, как политически выгодно кому-то там. Учитывая факты того, что сторона обвинения никоим образом не пытается соблюдать закон, я прошу суд отказать в удовлетворении ходатайства прокурора.

Дмитрий Лойфман

Источник: 112ua.tv

Подписывайся на NEWSONE в Facebook. Узнавай первым самые важные новости.